Александр Лапинер

Герой этого интервью – уже сам отец двоих детей, и у него, конечно, тоже есть папа. Александр называет своего отца «мой главный человек» – поэтому именно с ним было интересно побеседовать об отношениях отцов и детей.

– Ты называешь отца главным человеком в своей жизни. Почему?
– Потому что именно он заложил все непотребительские черты характера. Мама – это про порядок, чистоту, вкусный обед и образование. Папа редкими фразами и собственным примером показывал, что на «жрать и спать» мир не сошелся клином.
– А на чем сошелся?
– Очень хорошо помню, как мама добыла очередные шторы и требовала, чтобы папа радовался, а он тогда сказал: мне для счастья из вещей нужна раскладушка. Он тогда весь в творческой работе был, на энтузиазме. А еще такая его фраза была: «Хочешь заниматься тем, чем считаешь нужным, не женись». Он имел в виду, что жена и дети – это ответственность, которая не дает посвятить себя исключительно творчеству.
– Ты папу  с какого возраста помнишь?
– Лет с пяти-шести, наверно. Какие-то общие занятия. Очень хорошо помню, как вертолет клеили... Походы, еще семейный клуб, куда мы постоянно ходили. Мне говорят, он строгий был, а мне кажется, что нет. Наверно, потому, что он последовательный был. Никаких нервов.
– Можно сказать, что он учил тебя жизни?
– За все время я помню только один разговор. В старших классах, когда я в слезах домой пришел. Меня тогда ломало, я не знал, чего хочу, кем буду, что мне надо. Вот тогда он мне про жену и сказал… Мне кажется, это ошибка с его стороны, мне нужен был его совет… Мы просто не разговаривали о том, что меня действительно беспокоило. Но, слава Богу, у меня были хорошие друзья в тот момент. А родители не возражали, что я не ночую дома. Вот и сидели мы, как щенята, впятером-вдесятером под одним одеялом и говорили... Дети еще…
– Чему тебя еще отец, кроме «непотребления» научил?
– Порядочности, наверно. Даже не знаю, как это назвать. Он напрямую ничему не учил, понимаешь, какая штука.
– А как же тогда? Не просто же он стал для тебя таким особенным человеком?
– Просто я ему сочувствовал… В нем было много детского, увлеченность, забывчивость, пофигизм бытовой... мы могли с ним говорить на одном языке. Мама всегда четко давала понять: дети, у вас не проблемы, а ерунда, забавы. Вот у меня, мол, проблемы. Ну и полоскала его за то, что денег не приносил. А я ж такой, рок-н-ролльный парень был, знал, что деньги – не главное.
– Без папы ты бы стал таким, какой есть?
– Нет… Мне трудно со стороны оценивать свои качества. Вот скажи, какой я?
– Свободный от предрассудков, мыслящий вне зависимости от конъюнктуры и сообразно собственным представлениям о вещах, знающий, чего хочешь и зачем тебе это надо.
– Во, это все папа… Плюс чувство ответственности «за тех, кого приручил».
– А своих пацанов какими хочешь вырастить?
– Чтобы они относились к жалкой доле процента достойных людей. Пока, думаю, главное – стараться услышать их, понять их позицию, не забивать авторитетом. Я могу говорить красивые слова, но всегда должен подтверждать их собственным действием. Если я хочу, чтобы они не курили, не имею права курить сам…
Научить их думать и во всем сомневаться – вот что я должен для них сделать. Это моя святая обязанность.

ТЕКСТ | Владимир Михайлов
ФОТО | Александр Лапинер
CАЙТ | «Богородец с младенцем»