Глеб SoMeR

И все-таки нашим городам повезло. Где-то гениальные, но предельно запущенные, где-то просто безликие, если не уродливые, городские джунгли стали страстью граффитистов. Художники серьезно рискуют, забираясь в труднодоступные места, чтобы разрушить серую повседневность. Шокирующие настенные рисунки и причудливые шрифты выводят нас из вечной спячки, взрывают эмоции… да просто возвращают к жизни.
О своих ярких буднях нам рассказал SoMeR, чья каллиграфия украшает самые неожиданные уголки Санкт-Петербурга.

– Расскажи, как стать граффитистом?
– Я думаю, одно только желание стать писателем граффити не приводит к тому, что человек действительно им становится. Обычно это происходит так: человек видит граффити и думает: мне это нравится! Он пытается сделать что-то наподобие того, что он видел. Изменяет пропорции стандартных букв так, как ему нравится, погружаясь в это. Через пару лет или месяцев он вдруг понимает: это же и есть граффити! Часто в самом начале своего развития люди копируют чужие работы, начиная понимать сам принцип граффити.
Я стал писателем граффити в школьном возрасте. В наш класс попал один парниша (остался на второй год), он как раз увлекался этим делом! И я, глядя на него, начал издеваться над стандартными шрифтами, с годами научился делать это искусно, выводя свои каракули на уровень искусства, который я сам называю уличной каллиграфией.
Влияние на мое творчество на ранних его стадиях оказывали абсолютно все, кто умел делать граффити лучше меня! Очень любил таких писателей, как Can2, Daim, Seen, и такие команды, как MACLAIM, TATSCRU и SUK!!!
– Ты назвал уличную каллиграфию. А какие еще есть направления граффити? Стрит-арт – более общее понятие?
– Стрит-арт и граффити – понятия разные, поскольку этим занимаются совсем разные люди... В принципе, граффити называют только «граффити», но я называю это уличной каллиграфией, поскольку мастерство делать надписи красиво и есть каллиграфия!
Еще на сленге мы называем граффити кусками, piece. Например, мы не говорим: «я сделал новое граффити», а говорим: «я сделал новый кусок». Все дело в том, что в 80% граффити-надписей присутствует объем, поэтому они напоминают что-то большое и объемное, как будто кусок стены вылезает из стены! Отсюда и название piece.
– Но граффити – это же не только каллиграфия, но и рисунки?
– Оригинальное граффити – это когда ты пишешь свое имя на стене, так все и делали, поэтому имен стало столько, что, если ты хотел быть заметнее, тебе приходилось делать это лучше других. Так надписи становились больше, цветастее и вообще интереснее! Потом догадались писать на поездах, автобусах и фургонах, что давало надписи большую обозримость! Так что граффити – это в большей степени реклама самого себя.
Поэтому граффити пытаются делать на самых обозримых местах, а это взаимосвязано со скоростью их нанесения! Чем лучше просматривается стенка, на которой ты хочешь нарисовать, тем меньше у тебя времени на воплощение задуманного... тем проще рисунок (отсюда и ненависть к граффити, ведь за короткий отрезок времени сложно нарисовать то, что понравится большинству)...
Но время идет, и граффити переросло из рекламы в искусство. (Но традиции есть традиции.) По большому счету, нас относят в раздел граффити только потому, что мы рисуем аэрозольной краской Spray cans. Если бы я рисовал на стенах маслом, никто не назвал бы меня граффитистом...
– Как рождается изображение, которое потом появится на стене?
– Рисунок рождается на бумаге – так проще всего все скомпоновать, потом надо представить, в каких цветах это будет, ну а потом изображение переносится на стену. Пару часов, и рисунок готов!
– Какие элементы или объекты привлекают тебя в урбанистике? Какие города тебе интересны?
– Мне очень нравятся разноплановые города вроде Нью-Йорка! Города с множеством глухих переулков, дворов, систем крыш… города, где метро ездит на поверхности. Для нас город – это игровая площадка, чем она разнообразнее, тем для нас лучше!
Я не могу рассматривать Москву и Питер как подходящие города для рисования, но поскольку рисовать-то хочется, приходится крутиться. В Питере я рисую в основном во дворах на глухих стенах (брандмауэрах), а в Москве особо и не рисовал... Если бы я сейчас выбирал город, в котором хотел бы рисовать, это был бы Сан-Франциско!
– Если бы ты был архитектором с неограниченными возможностями и создавал город по своему вкусу, каким бы он был?
– Сложно описать, но я попробую. В моем городе преобладала бы бытовая практичность, а это значит, что там не было бы таких ограничений: «этот дом здесь будет плохо смотреться». Там было бы много дорожных мостов и развязок, высотных домов, железных дорог и промышленной архитектуры, это бы дало большое количество стен, фургончиков и поездов, на которых можно рисовать!
– Как бы ты хотел декорировать уличные объекты?
– С одной стороны, я хотел бы декорировать город перилами, гранями, радиусными вылетами, разгонками, чтобы было где покататься на доске и BMX!!! А с другой – с удовольствием променял бы асфальт на землю и вообще улицы на лесные чащи и сады!

ИНТЕРВЬЮ | Ольга Якушева