Счастье вечно

С разрешения Анны Власовой (с её интервью начался альманах «Подростки») мы публикуем строчки из её дневника. Сейчас девушка оканчивает школу, сдаёт ЕГЭ... и покидает мир подростков, чтобы присоединиться к нам в мире взрослых, где всё у неё, уверены, сложится замечательно. Но это будет потом... А пока — ещё есть несколько звенящих мгновений, когда мы можем побыть с ней в нашем самом родном раю, в заповедном мире детства.

Как я теперь и что я потом, а ещё немножко про луну

Jun. 2nd, 2012 | 02:07 am

Последний месяц я совершенно счастлива. Мне кажется, я всё время делаю всё только для себя и лишь то, что мне нравится. Всё имеет смысл, и этот смысл — лишь для меня. И какими бы ни были последствия, я думаю, что этот месяц стоил всего, что будет.

Внезапно раскрылось, что везде есть второе дно. А ещё, что эти донья (или как их во множественном числе-то? Вот есть такая наука, которая занимается познанием мировоззрения народа по его языку — она бы вывела что-нибудь глубокое по тому, что в русском языке нет множественной формы слов «дно» и «мечта») существуют в многомерной системе пространства, в ней нет направления вверх и вниз, в ней всё очень относительно. Так вот, стенки тоже относительны, а посему каждая оказывается ширмой, а за ней — что-то новое. И у этого другого тоже есть «дно», а оно — опять ширма. Так что всю жизнь — блуждать по интересному лабиринту, и нет верха и низа. А исход — счастье. Или, наверное, не исход. Ведь сейчас, в 17 лет, мне кажется, что так будет вечно. Вечно 17, вечно многодонье, вечно уверенность, вечно вера (наверное, это не одно и то же), и вечно счастье. А то, что я буду думать потом, я буду думать потом. И дело не в легкомысленности, а в том, что и правда, непонятно, что потом будет и как оно всё сложится. Почему бы мне не сделать так, чтобы этого «хорошо» было как можно больше сейчас?

Сегодня была необыкновенно красивая луна. Ярко-синего цвета небо, такого же цвета, на один оттенок темнее лёгкие перьевые облака и луна — большая круглая белая жемчужина. А моя Новая Басманная улица, на которую я по счастливому стечению обстоятельств временно вернулась, двух оттенков — синего и бронзово-золотого. Листья, дома, фонари, асфальт, небо, небо, луна, небо. И везде — тени и деревья. Я поняла, что лучшее в моём доме там — это тени деревьев на потолке, когда дует ветер. За одни только эти тени я готова терпеть ремонт и жить здесь вместе с краской, газетами и комнатой, заставленной мебелью так, что в темноте я не могу чисто физически дойти до кровати, даже доползти. Зато я могу сесть на подоконник, занавеситься занавеской, заварить чёрного чая и читать там. После школы очень хочется читать, много, запоем. И — всё время гулять.


Весна

May. 9th, 2012 | 05:53 am

В первый раз за последние много-много месяцев (да и не помню, сколько) встречаю рассвет. Это получилось как-то совсем случайно, но теперь понимаю, что чуть ли не целенаправленно. Я зачиталась на ночь сказок, а потом долго что-то записывала. Небо в окошке уже светло-синее, хотя ещё полчаса назад, когда я выходила на балкон, оно было скорее тёмно-голубым, а за крышу соседнего дома пряталась большая яркая круглая луна. А теперь всё в какой-то сизой дымке, хотя такая дымка может быть только в центре. Значит, у нас своя, особенная. Я стояла на балконе, писала в тетрадь и почему-то всё это складывалось в состояние какого-то совершенного блаженства. 

Всё кажется очень спокойным, светлым и определённым. Эта весна — просто необыкновенная. И сейчас ещё совсем не лето, хотя первые дни казалось, что всё, как у Ахматовой. Но мы очень даже видали весну. И сложно объяснить, сколько всего она принесла мне. Сейчас, быть может, оттого, что я так и не легла спать, всё кажется таким далеким, этот март, а уж тем более — февраль. 

А сейчас — так спокойно, так умиротворённо. И совсем не лениво, наоборот — очень хочется делать что-то, работать, но сейчас просто ничего уже не получится в силу времени и этого сиреневого состояния. 

Уже совсем рассвело, а луна растаяла в воздухе. Правда, теперь уже не так красиво, но зато — раннее утро. Потихоньку оживают машины, слышны моторы и всплески луж. Кстати, там, внизу, всё очень приятно-зеленое.

И всё-таки я что-то такое новое поняла за эти два с небольшим месяца. Пропало ощущение неизвестности и отсюда страха и даже какой-то тёмности будущего. То есть неизвестность — она и по-прежнему, но зато знаю: всё, что происходит, совсем не бессмысленно, правильно и определённо. И всё это не потому, что вдруг появилась какая-то цель или снизошло озарение, но теперь впереди всё стало почему-то светло! И поэтому — хорошо...


Чайки на Темзе

Apr. 12th, 2012 | 01:16 am

Нашла новое интереснейшее место в Москве. В прошлом году, в мае, открыла свой район и множество чудес там. И ощущений — рельсы, рельсы, шпалы, шпалы, дороги, поезда, провожания — и деревья, вросшие в дома у железнодорожных путей. А сегодня — похожее, но только вместо путей — Москва-река. Между метро «Ленинский проспект», «Фрунзенская» и «Спортивная», вдоль реки. Где-то под мостом, между какими-то прутьями, Москва-река была похожей на Темзу Клода Моне (правда-правда! Может быть, это только мне так повезло с мгновеньем). Сиренево-сизая дымка, туман, вода. Но с другой стороны — какая-то промышленная грязь. Железки, ржавые мосты, горы чёрного снега. И всё же — всё равно, библиотека имени кого-то там — как античный храм возвышается посреди всего этого. А ещё там есть много всяких лестниц, улица, на которой балконы домов выходят на набережную, Андреевский монастырь. Я люблю сочетание чего-то невозвышенно красивого и заброшенно-изжитого...


ТЕКСТ, ФОТО | Анна Власова

ЭССЕ | Секрет Своей Москвы, Они все так светятся